Ünvan : 370001. Bakı,
İstiqlaliyyət, 49/ 26

(+99412) 492 42 41
ИССЛЕДОВАНИЯ
ПРЕССА О НАС
ExitPoll
Специальные исследования
Социальное самочувствие и демографические исследования
Парламентские опросы
Карабахская проблема
Президентские опросы
Бакинские опросы
Внешняя политика
Электоральные опросы
ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА


ЭКЗИТ-ПОЛЫ



НАШИ ПАРТНЁРЫ:
.::Region Plus
.::INTERFAX
.::TREND
.::Новости - Азербайджан

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЕ ОПРОСЫ

ПРОБЛЕМА КАРАБАХА
ПРЕССА О НАС -> 03.10.2013 - СОЦИОЛОГ АЛИ АЛИЕВ: ОППОЗИЦИЮ НЕ УСТРАИВАЕТ, ЧТО ПРОФЕССИОНАЛЫ ФИКСИРУЮТ МИЗЕРНЫЙ РЕЙТИНГ ИХ ЛИДЕРОВ

СОЦИОЛОГ АЛИ АЛИЕВ: ОППОЗИЦИЮ НЕ УСТРАИВАЕТ, ЧТО ПРОФЕССИОНАЛЫ ФИКСИРУЮТ МИЗЕРНЫЙ РЕЙТИНГ ИХ ЛИДЕРОВ

http://www.1news.az/interview/20131003100330714.html

03.10.2013

- За последние недели две сразу несколько социологических служб опубликовали результаты опросов общественного мнения, посвященных предвыборной ситуа­ции в стране, на разных сайтах идет активное интернет-голосование. Словом, наблюдается некий социологический бум, и это, честно говоря, меня радует. Единственное, что смущает - разница в цифрах. У вас есть объяснение этому?

- Начнем с интернет-голосования. Фокус в том, что оно ничего не пока­зы­вает, т.к. ника­кого отношения к общественному мнению не имеет. Его итоги не репрезе­н­та­тивны, это мираж, а не реальная картина. Ведь в нем участву­ют, прежде всего, те, кто реактивен, кто спонтанен и спешит высказаться. Это особая категория юзеров, чье мне­ние обычно не совпадает с мнением населения. «За бортом» оста­ется масса людей, чья точка зрения была бы интересной, но они отсе­чены. Плюс, нет гарантии от «накрутки», когда юзеры могут неоднократно прого­ло­совать и создать перевес для продвига­емого кандидата.

И еще. Если при зондаже общественного мнения свыше 30% респондентов по каким-то причинам откажутся заполнять анкету, то опрос нельзя считать надежным. А в интернет-голосовании доля «отказников» не изве­с­тна вообще. Фактически при таком голосовании мы узнаем не долю людей, поддерживающих кандидата, а долю тех, кто (теоре­ти­чески) придет на избиратель­ные участки и опустит бюллетень за него. Словом, эти опросы не достоверны, и являются способом не фиксации общес­твенного мнения, а, скорее, его форми­­рова­­ния. То есть, разновидностью пропа­ган­дистской манипуляции, цель которой - навязывание той или иной кандидатуры. Вот почему сегодня интернет-голо­сование нужно исключить из анализа общественного мнения. Но «завтра», когда циф­ровая подпись (кстати, в Азербайджане она уже реальность) будет массовой, и у насе­ления возникнет привы­чка поль­зоваться интернетом, такое волеизъявление станет репрезентативным и приемле­мым. В Эстонии, например, проводят разные голосования в этом «формате». А у нас для выявления общес­тве­н­­ного мнения более надежного инструментария, чем профессионально грамо­тные зондажи, пока нет.

- А может ли использовать для замера общественного мнения телеголосование?

 

- Однозначно, нет. Ведь по понятным причинам здесь альтернатива «затрудня­юсь ответить» не предусмотрена: она «отбивает» всякое желание звонить. А значит, в интерактив­ном опросе не будет «кирпичиков», без которых нельзя строить «здание» общественного мнения. Как показывает опыт Киевского международного института социологии (КМИС), интер­активные опросы в принципе не могут давать информации о распре­делении мнений населения. Максимум, о чем они могут сказать – это об интересе к тому или иному воп­ро­су, не более. Так, разность данных зондажа общественного мнения, про­веденного КМИС, и онлайн-голосования, проведенного одним из украинских каналов практически в одно и то же время, составила около 60% (!). Причем речь шла о крайне актуаль­ном вопросе: будут ли найдены заказчики убийства Гонгадзе? Да, КМИС опрашивал граждан страны, а теле­ком­пания – только свою аудиторию, но дело не только в этом. Разница в 60% связа­на с тем, что зрители, убежденные в виновности власти, чаще звонили на ТВ, чем те, кто считал, что виновники не известны. Именно первые составили большую часть проголосовавших в студии, что оказало максимальное «возму­щающее» воздействие. Так что, при интерактивном голосовании количество звонивших не важно: оно мо­жет уменьшить статистическую погрешность, но не изменяет системати­ческую. По под­счетам В.Паниотто (одного из признанных экспертов на пространстве СНГ), если КМИС проинтервьюировал бы всего 9 человек, то погрешность с вероятнос­тью 0,95 не пре­вы­шала бы 33%, т.е. была бы вдвое меньше, чем при опросе 5.000 теле­зрителей при ТВ-голосовании. Так что, интерактивные опросы несут на себе неизбежную печать манипуляции, фактически - это обман.

- Почему есть разница в цифрах опросов общественного мнения, проведенных в последнее время в Азербайджане разными службами?

- По сути, никакой ощутимой разницы нет, цифры профессионалов не противоречат друг другу, они не выходят за рамки допустимой погрешности. Судите сами. По данным американской компании «Arthur J.Finkelstein and Associates» (AJF) глава государства на этих выборах получит 90.5% голосов избирателей, которые придут голосовать. Евро­пей­ский центр по изуче­нию общественного мнения (the European Centre for Survey Research, UK) озвучил практически  ту же цифру: 88,7%. (Кстати, это весьма авторитетные органи­за­ции. Глава Евро­пей­ского центра по изуче­нию общественного мнения (ECSR) профес­сор Кристиан Херпфер (Christian Haerpfer) недавно единогласно (!) избран президентом Между­на­­род­ной Ассоциации изучения обществен­ного мнения (WVSA), а это, согласитесь, о чем-то говорит. Что касается Артура Финкельштейна, то он, как известно, был одним из отцов-основателей экзит-полла). Кстати, схожие цифры получил недавно и местный Центр мониторинга «Ряй»).

- Да, но служба ADAM недавно огласила полярные цифры…

- А при чем здесь ADAM? Я говорю о профессионалах, а не о тех, кто выдает себя за них. Дилетантизм ADAM безграничен. Хотя они используют нужные слова и даже в нужной последовательности, вроде упоминаний о погрешности опроса, случайности выборки и проч., по глупости или незнанию приводят сведения, которые выдают их с головой. Посмотрите: они проводят опросы только в городах, а называют их общереспу­бли­кан­скими (сель­ское население спокойно «выключили», и о какой надеж­ности дан­ных можно после этого гово­рить?). Они охваты­вают только 6 зон, а их в стране с десяток. Еще штрих: их «опрос» длится ровно месяц. Это недопус­тимо долго, так как уже через две недели меняется ситуация, а вместе с ней и представления респон­дентов. (Профес­сионалы укладываются в 3-5 дней в зависимости от опроса и объема анкеты).

ADAM использует только улич­ные опросы, хотя уважающая себя служба к ним не при­бегает, т.к. невозможно контролировать качество. (Их практикуют лишь в марке­тинговых исследо­ва­ниях, когда перед входом в супер­маркет покупателей спраши­вают, что они собираются купить, а на выходе смот­рят, что же те купили на самом деле). Собственно, сам факт того, что какая-то служба осно­вы­вает свою работу на таких опросах - это свиде­тель­ство ее дилетантизма.

Я уже не раз отмечал в прессе, что ADAM откровенно обслуживает чужие поли­ти­ческие интересы. В ходе президен­тских выбо­ров 2003 года они прово­дили «exit-рoll», и по их цифрам выходило, что глава «Муса­ват», как минимум, должен был пройти во второй тур. Иными словами, власти якобы украли у него победу. Но это была фальшивка.

Напомню: в социоло­гии нет мелочей, если неверна исходная цифра, то она неизбежно приводит к краху общего результата. Как показали расчеты, по циф­рам ADAM вы­хо­дило, что в голосовании участвовало 4,5% избирателей, хотя, как уверял баш­кан, явка составляла 40-50% (по данным ЦИК - 71%). То есть, ADAM откровенно схимичил. На АТС.az я дискутиро­вал на эту тему с И.Гамбаром. В итоге он … по-английски покинул форум: крыть было нечем (http://www.atc.az/forum/showthread.php?t=9830&page=11).

То есть, целью этого «exit-рoll» было создание информационного фона для обвинений властей в фальсификации выборов. И вот теперь новый «опрос» и очередная фаль­шив­ка. Сегодня ADAM утверждает, что 43,8% избирателей хотели бы видеть в качестве нового президента республики представителя оппозиции, а это противоречит данным международных авторитетных социологических служб. Но давайте прибегнем к здравому смыслу и посчитаем «на пальцах». Итак, известно, что бакин­цы политизированы больше остального населения страны, значит, доля тех, кто хочет видеть в качестве президента Азербай­джана представителя оппози­ции (если следовать ADAM) должна составить здесь минимум 50%. В Баку насчитывается около 1.200 тыс. из­би­рате­лей, и эти 50% означают 600 тыс. симпатизан­тов оппози­ции. Но тогда почему на ее митинги приходит в 150 (!) раз меньше народу? Десять оппозици­онных партий вместе (!) не собирают на акции своего единого кандидата более 4 тысяч чело­век, а это - лишь 0,3% избирателей. Разве это не свиде­тель­ство мизерности под­дер­жки оппонентов власти? И социологи-про­фе­ссионалы указывают именно на это: по их опросам свыше 80% избирателей прого­лосуют за действующего президента И.Алиева. Так что, цифры ADAM – это банальная подготовка почвы, это - обеспечение инфор­ма­ционного фона для поствы­бор­ных акций, которые будут выдаваться за всенародное недовольство. И это не просто очередная ошибка опроса, а провокация.

 

Напомню некоторые комментарии, которые эпизодически озвучивает Х.Гаджи-заде – глава ФАР-центра, с которым тесно сотрудничает ADAM. Он заявляет, что у нас нельзя проводить качественные опро­сы, так как люди опасаются говорить правду. Но тогда почему возглавляе­мый им ФАР-центр из года в год проводит опросы общественного мнения (спонсируемые фондом NED)?! Тут нужно выбирать. Либо Х.Гаджи-заде прав, и опросы у нас прово­дить нельзя (но тогда придется от них отказаться и вернуть NED деньги), либо он не прав, и каче­ственные опросы проводить можно. Так как Х.Гаджи-заде не отказыва­ется от проведения опросов и не возвращает спонсору деньги, то в его высказы­ва­ниях нет логики, они не несут смысловой нагрузки. Это просто информаци­он­ный шум, нужный для решения единственной задачи: очернить любые объективные данные. (Кстати, сам Х.Гаджи-заде приз­нает, что оппозиции у нас нет, что власти ее переиграли. Вот что он писал на фору­ме АТС.az: «Наши демо­кра­тичес­кие пар­тии име­ют в дей­с­тви­­тельности 0,013%, 0,017% и 0,021% (условного) влия­ния. И если их объе­ди­нить, то мы получим 0,05%. Таково, к сожалению, реальное соотношение сил»).

Похоже, в нынешней избирательной кампании оппо­зиция намерена вовсю использо­вать оружие опросов. И ее не устра­ивает, что профессионалы фиксируют мизер­ный рейтин­г их лидеров и отсутствие поддержки элек­тората. При нынешнем раскладе сил шансов выиграть президентские выборы у них нет, а значит, нет реальных оснований трубить на весь мир, что власти, дес­кать, украли у них победу. Что же тогда остается? Проводить свои «опросы» и выдавать галиматью за достоверные цифры. Их даже не интересует, верят ли им. Главное – создать информационный повод, подготовить почву для того, чтобы накануне выборов опубликовать свои «данные» о подскочившем рейтинге оппозиции. И неважно, что это не соответствует истине, главное – поднять шум.

Но ведь это «мы уже проходили». В 2003 году И.Гамбар с треском проиграл выборы, ADAM бросился утвер­ждать обратное, а «Мусават» стал имитировать общес­тве­нный протест и попытался вытащить народ на улицу. Сегодня они надеются этот трюк повторить, но, похоже, наткнутся на грабли.

- На этих выборах сразу четыре социологические службы проведут exit-poll: наши Центр мониторинга «Ряй», «Прогноз», фонд «Конституция» и американская «Arthur J.Finkelstein and Associates» (AJF). По словам представителя AJF, погреш­ность их exit-poll составит 0,7%...

- Обычно за точку отсчета берут данные Центризбиркома: чем ближе друг к другу офи­циальные данные и цифры exit-poll, тем тоньше работа социологов. Технически exit-poll (опрос на выходе из избирательного участка) мало чем отличается от обычного зондажа общественного мнения. Конечно, если социологи правильно отобрали избиратель­ные участки и не пожалели усилий на тренинг интервь­юе­ров, то шансов «попасть в центр мишени» больше. В 2004 году на третьем туре президентских выборов на Украине было опрошено 28,5 тыс. человек на 400 участках, погрешность exit-poll соста­ви­ла 1,8%. А на парламентских выборах на той же Украине было опрошено 18 тыс. человек на 300 учас­тках, и погрешность составила уже 3%. Почему она выросла? Потому что, одно дело, когда на выборах главным образом конкурируют два человека (и мнение избирателей рельефнее и легче фиксируется), и другое – когда речь идет о нескольких партиях. И если они идут «голова в голову», то минимальный перевес может оказаться решающим, и ситуация осложняется: этот перевес трудно фиксировать. Кстати, в ходе знаменитых и весьма политизированных президентских выборов 2004 года на Украине две социо­логи­ческие службы – местная и российский ФОМ – отказались от данных своего exit-poll. Украинские социологи посчитали, что нужно произвести т.н. «перевзвешивание» данных, но результат их не удовлетворил, а у ФОМ, если мне память не изменяет, был неприем­лемый уровень отказа избирателей от участия в exit-poll (допустимым считается отказ не выше 27%).

-  И как же обычным гражданам, не искушенным в подобных тонкостях, оценить работу служб, проводящих exit-poll?

- Посмотрите, через сколько времени после закрытия избирательных участков социологи огласят свои итоги и насколько они окажутся ближе к данным Центризбиркома. (Ясно, что результаты exit-poll должны быть опубликовать до информации Центризбиркома).




 
 
Copyright © 2014 Rey.az. All Rights Reserved.